image_4cb0970f1b032 [] []

 

63 книга катренов. Катрены

из романа «Русская кочерга».

Выпуск 40

 

1

 

От бухла опухли рожи,

и во рту опухла речь:

только мирный сон поможет

нам здоровьишко сберечь!

 

2

 

Мы два года не видали

молодых, красивых глаз,

мы два года целовали

вместо губ противогаз…

 

3

 

Честь солдата не роняем,

напиваясь сдуру в хлам:

норматив мы выполняем

по распитию бухла!

 

4

 

Потомственный волшебник был балбес,

но преуспел в искусстве несвятом:

он на вопрос: «Когда же ждать чудес?»

всегда и всем ответствовал: «Потом!»

 

5

 

Хоть алкаш был безобразен,

«Нá на пиво!», я сказал:

так вот без вонючих мазей

я похмельного поднял!

 

6

 

В нашем мире из стекла

не становится тесней:

говорят, печаль светла,

почему ж темно так мне?

 

7

 

Чумной таксист летел, как лётчик,

хоть еле ноги волочил:

ему братва включила счётчик

за то, что счётчик он включил!

 

8

 

Как я жил, теперь не вспомню,

но скажу всё, не тая:

даже в целый семитомник

не вместилась жизнь моя!

 

9

 

Начни петь о девочках звёздные сказки –

и вдруг ты уже неприкаянный раб!

Уж лучше в душé, как на острове Пасхи,

любить неизменчивых каменных баб…

 

10

 

Но не вспомнят червы-крести,

как постель моя близка:

мне мой адрес неизвестен –

после литров ста пивка!

 

11

 

Был обычай очень странен,

но ценил его народ:

юбилеи марсиане

отмечали каждый год!

 

12

 

Будет камнем земля, будет пухом ли –

всё равно я на небо не вхож,

а портрет мой, засиженный мухами,

он уже на меня не похож…

 

13

 

С тобою никогда я не был в ссоре –

ревнуй меня, подруга, не ревнуй! –

ведь выручит доверие в том горе

и в голову контрольный поцелуй!

 

14

 

Я хотя немало в жизни видел,

в душу много раз ронялась и́скра,

всё-таки на дедушку в обиде:

время прокрутил он очень быстро…

 

15

 

Изба горела и горела,

а конь скакал, скакал, скакал –

стояли две нерусских бабы,

не зная, что и предпринять!

 

16

 

Диалектики мне чужды –

я для умных антипод:

и психую – потому что

из рабов, не из господ!

 

17

 

«Она прекрасна, как цветы!

Она богиня!», скажет каждый.

При виде этой красоты

в испуге съёжился бумажник…

 

18

 

Ведь известно даже вдовам,

мужиков что сторожат:

поводок – ещё не повод

туго горло пережать!

 

19

 

Эту тёплую рубашку,

вручим мы тебе, малыш, –

здесь забавные кармашки,

а на них – проворный стриж!

 

20

 

Коль заполнил я странички

для читателей моих,

и братишки, и сестрички

прочитают этот стих!

 

21

 

Повёлся как-то я на спам:

«Мы увеличим пенис вам!».

Подчас рекламе верить глупо –

подонки мне прислали… лупу!

 

22

 

Я в театре был всего однажды –

всё зевал, зевал и понял вдруг:

действием унизить может каждый,

а тремя – один лишь драматург!

 

23

 

Главное – не в пользе и продаже,

главное – в сохранности огня:

мысли я записываю, даже

если нету мыслей у меня!

 

24

 

Судьба и жизнь – не профсоюз,

куда с отчаяния кинусь:

я одинок – и это плюс,

но что-то слишком – это минус…

 

25

 

Голова совсем дурная,

хоть давно уже седа:

я пишу, чего не знаю,

что не видел никогда!

 

26

 

Не словами-зеркалами

и не шкурами кобыл –

застелил я ста коврами

остров, что вчера купил!

 

27

 

Не витая в эмпиреях,

на себя надеемся:

при холодных батареях

сексом обогреемся!

 

28

 

Когда в кровать форматами кингсайза

раздельно помещён и погружён,

я думаю, в ночи тебе бросая:

«Ты будешь самой лучшею из жён!»

 

29

 

Поделюсь таким я фактом,

что не ведает никто:

чтобы не было инфаркта,

пейте пиво – литров 100!

 

30

 

И тоскую, цепенея,

что я песню не допел:

эх, мне жизнь бы подлиннее, –

сколько б я ещё успел!

 

31

 

Будь гений ты или герой,

мудрец иль эрудит, –

любви сердечный геморрой

тебя не пощадит!

 

32

 

Тупы, как люди древние, –

лишь языками машем:

судьбе определение

дают желанья наши…

 

33

 

Для организма нет приятней груза,

чем пару литров ледяного пива,

а уж потом, почёсывая пузо,

калории считать неторопливо …

 

34

 

И напившись, и наевшись,

я кидаюсь на матрац

и глазею, не мигая,

передачу «Сельский час»…

 

35

 

Кто в выборах хоть что-то понимает,

всегда святое правило блюдут:

чужих воров порочат и ругают,

воров-однопартийцев берегут!

 

36

 

Ни при чём и ум, и интеллект,

коль живём в стране несправедливой:

до сих пор презренен человек,

денег у кого – всего на пиво…

 

37

 

Врача я к роженице ждал,

но он в душе оставил ранку:

не доктор был, а коновал –

коней валял он спозаранку!

 

38

 

На ночь нужен важный фортель,

как полив весной – корням:

почивать привык в комфорте,

потому что барин я!

 

39

 

Я не стану дарить ожерелье

ненаглядной своей в Новый год –

вдруг зацепится где-то с похмелья,

и башку ей к чертям оторвёт!

 

40

 

Ночь, безупречная вдова,

надеждой тешится от скуки:

её вселенские права –

взять чью-то душу на поруки…

 

41

 

Каким бы бурным ни был вечер,

какой бы ночка ни была,

вставать приходиться, конечно…

Будь бодрым с сáмого утра!

 

42

 

Как просто мыслию погоней

нам показать, что жизнь быстра,

но утро вечера мудрёней,

дав нам решенье из вчера…

 

43

 

Я наблюдаю из квартиры,

как птицы гадят свысока,

и если голубь – голубь мира,

то это сраный мир пока!

 

44

 

Иду я в утро, как из мрака,

тот сумасшедший городской,

держащий в сердце Пастернака

и Маяковского – с тоской…

 

45

 

Псы живут чуть-чуть иначе –

не такой у них формат,

ведь кусты для всех собачек –

то же, что для нас почтамт!

 

46

 

В нарушенье распорядка

поработал животом –

зарядился не зарядкой,

а холодненьким пивком!

 

47

 

«Я мушкетёрством пьян,

и кто я – не вопрос:

душою – Д’Артаньян,

фигурою – Портос!»

 

48

 

Афоризм ты знай народный –

им блокнот свой увенчай:

«Пиво надо пить холодным,

а горячим – только чай!»

 

49

 

Хороша икра моя родная –

много в ней питательных веществ!

Я другой такой икры не знаю…

И народ не знает, и не ест!

 

50

 

Когда мне поплакать захочется,

я лука побольше беру

и, словно садист, в одиночестве

снимаю с него кожуру!

 

 

 

 

63 книга катренов. Катрены из романа «Русская кочерга». Выпуск 40: 3 комментария

  1. Как я жил, теперь не вспомню,
    но скажу всё, не тая:
    даже в целый семитомник
    не вместилась жизнь моя!
    *
    Во, взаимно)
    *
    Но не вспомнят червы-крести,
    как постель моя близка:
    мне мой адрес неизвестен –
    после литров ста пивка!
    *
    Тоже знакомо) Ну, алкоголем я не допивалась до такого состояния, я дочитывалась до этого состояния стихов Серебряного Века
    *
    Я не стану дарить ожерелье
    ненаглядной своей в Новый год –
    вдруг зацепится где-то с похмелья,
    и башку ей к чертям оторвёт!
    *
    Мудро)

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля:


− 5 = 3

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>